Защита прав интеллектуальной собственности в России



* Указанный для каждого диапазона стран означает, что он делится ими с аналогичными показателями других государств источник: седьмое ежегодное исследование BSA IDC Global 2009 Software Piracy Study, Washington, DC, 10 мая 2010. Факторы, влияющие на политику компаний быстроразвивающихся экономик по стандартам защиты интеллектуальной собственности (ИС), BSA в целом связана с правоохранительными и законодательными действиями, а также с деятельностью иностранных собственников. Сформулированный в мониторинге BSA IDC подход основан на идее о том, что решение компаний-физических лиц о соблюдении правил защиты прав интеллектуальной собственности напрямую связано с вероятностью выявления нарушений, преследования и санкций со стороны правоохранительных органов страны. По данным Ассоциации, в 2009 году количество выявленных нелицензионных программ, установленных на персональных компьютерах (ПК), в России достигло 67 (снижение на один процентный пункт по сравнению с 2008 годом), что оправдано экономическим кризисом. По данному показателю по убыванию Россия поделила, как и в 2008 году, 47-51 рейтинг с Брунеем, Болгарией, Македонией и Эквадором. Для сравнения: в 2004 году Россия занимала 7-ю позицию в рейтинге. в течение пяти лет наметился заметный прогресс. Однако коммерческая стоимость незаконно используемого программного обеспечения в России (оцененная с точки зрения финансового ущерба правообладателей) в прошлом году оценивалась в 2 доллара США. 6 млрд (в 2008 г. 4 млрд долл. 2 млрд) В результате Россия вновь заняла третью позицию в мире после США и Китая по масштабам ущерба правообладателям. В конце апреля 2010 года был также опубликован ежегодный обзор статьи 301-специальный закон о торговле США 1974 года (отчет Офиса Торгового представителя США Special 301, Вашингтон, округ Колумбия, 30 апреля 2010 года), подготовленный торговым представителем персонала (ATP), Соединенные Штаты. Традиционно этот документ посвящен анализу ситуации с защитой американских авторских прав держатели за рубежом, характеризуется более агрессивным содержанием, в отличие от результатов мониторинга BSA IDC. Исследование за 2009 год выявило обеспокоенность СПС США среди 41 из 76 обследованных стран (в 2008 году - 46 из 77), которые в зависимости от эффективности и адекватности защиты прав ИС были отнесены к нескольким категориям правонарушителей.

В отношении Российской Федерации и десяти других государств (в 2008 г.

всего двенадцать), включенных в приоритетную наблюдаемую группу, возможность введения экономических и торговых санкций путем лишения статуса пользователя общей системы преференций (ВСП) для национальных экспортеров, что приводит к трудностям или более дорогому пути для американского рынка. Головной офис GSP находится в ведении СПС США, что позволяет использовать этот инструмент для оказания политического давления на различные аспекты внешнеэкономических отношений с зарубежными партнерами в США. Список рассматриваемых государств в обзоре (i. e, больше успешные с точки зрения защиты прав ИС), включая 29 торговых партнеров США (33 в 2009 году), в том числе Беларусь, Туркменистан, Узбекистан и Украину, хотя в этих государствах СПС был зарегистрирован на более высоком уровне контрафакции, чем в России. Исследования BSA IDC являются волатильными для России в последние годы, а результаты ежегодных обследований, проводимых СПС США по специальной статье 301, сохраняются на постоянном уровне в течение последних одиннадцати лет. Одной из причин этого является иной подход к оценке пиратства и эффективности борьбы с ним в сочетании с назначением обзоров этих структур. На уровень показателей пиратства и контрафакции в значительной степени влияют основные задачи этих организаций в контексте торговой политики США по отношению к России, в том числе вступление в ВТО. Воловик, заместитель заведующего лабораторией внешнеэкономической деятельности ИЭТ Ю.

Потанина, старший научный сотрудник отдела проблем внешней торговли Академии национальной торговли.